Географический портал Природные зоны Лесостепь Взаимоотношения леса и степи. Происхождение лесостепного ландшафта

Взаимоотношения леса и степи. Происхождение лесостепного ландшафта

Взаимоотношения леса и степи следует рассматривать в двух аспектах: топографическом и историческом.

В топографии леса и степи – их современном пространственном размещении – обнаруживается следующая закономерность: леса приурочены к расчлененным возвышенностям и правобережьям рек, а также к местам с легкими по механическому составу (песчаными и супесчаными) почвами; степи, наоборот, – к плоским нерасчлененным равнинам и местам с тяжелыми (глинистыми и суглинистыми) почвами. Расчлененные возвышенности лучше увлажнены, почвы их сильнее выщелочены, а поэтому и более пригодны для леса, нежели почвы плоских низменных равнин. Что касается песчаных почв, то они в лесостепи и к югу от нее выступают в роли накопителей влаги – жадно впитывают ее и экономно расходуют. На некоторой глубине лес находит в песках достаточное для себя количество влаги. Наиболее отчетливо связь леса и степи с рельефом и почвами проявляется в среднерусской лесостепи, где она и была впервые подробно изучена Г. И. Танфильевым, А. Н. Красновым, Б. А. Келлером и Г. Ф. Морозовым.

Более сложным представляется исторический аспект проблемы взаимоотношения леса и степи (Лавренко, 1950; Марков, Гричук и др., 1950; Мильков, 1950, 1952). В 80-х годах прошлого века С. И. Коржинский (1888, 1891) высказал гипотезу о наступлении леса на степь, о сравнительной молодости лесостепной зоны, возникшей на месте степей. Наступление леса на степь С. И. Коржинский объяснял исключительно абстрактной «борьбой за существование» между лесной и степной растительностью, причем победа в этой борьбе, по С. И. Коржинскому, всегда остается за лесом, как более мощным типом растительности. Многие последователи С. И. Коржинского видели причину наступления леса на степь в похолодании климата (Л. С. Берг, 1947) и даже в сугробах снега на опушках леса, вызывающих повышенное увлажнение и выщелачивание почв (Г. И. Танфильев, 1894).

Противоположную точку зрения – гипотезу наступления степей на лес – высказал В. Р. Вильямс (Вильямс и Филиппович, 1936, 1937). Эта гипотеза опирается на предполагаемое саморазвитие послеледниковых ландшафтов по схеме: тундра – лес – болото – степь – пустыня.

Г. Гроссетом (1930) выдвинута циклическая гипотеза, согласно которой лес и степь в лесостепной зоне неоднократно сменяют друг друга во времени. Этот «естественный севооборот» вызван тем, что лес, длительное время произрастающий на одном месте, истощает почву, а разнотравная степь, сменив лес, напротив, проградирует (улучшает) почву.

Вслед за В. В. Докучаевым (1892), И. К. Пачоским (1910) и М. М. Крашенинниковым (1937, 1939) большинство исследователей рассматривают лесостепь в качестве древнего зонального ландшафта. Как тип ландшафта лесостепь возникла в неогене, сменив существовавшие до нее саванны. Вопреки С. И. Коржинскому и Л. С. Бергу границы лесостепной зоны на протяжении послеледникового времени не испытывали серьезных перемещений. Палеоботанические, палеозоологические и археологические материалы свидетельствуют о том, что лесостепь – одна из наиболее территориально устойчивых географических зон. Под влиянием длительной хозяйственной деятельности человека (вырубка лесов, распашка целины, пастьба скота) произошло остепнение лесостепной зоны: усилилась континентальность климата, возросла роль степных элементов в животном мире и растительности. Проводимые в условиях социалистического общества широкие мероприятия по лесоразведению и строительству прудов в определенной мере восстанавливают черты природы, которые были свойственны девственной лесостепи.

 

Литература.

1. Мильков Ф.Н. Природные зоны СССР / Ф.Н. Мильков. - М. : Мысль, 1977. – 296 с.

 

Еще статьи о лесостепи.

 
 
Баннер